21 сент. 2016, 07:12
 Блог компании:Biksiko Group

Christian Dior Я всегда знал что нужно женщине

Christian Dior  Я всегда знал что нужно женщине
Роскошная пышная юбка, кокетливая шляпка, приспущена на глаза, облегающий силуэт - 12 февраля 1947, день показа первой коллекции Дома Dior, вошел в историю моды под знаком великого кутюрье. Его имя - это магия моды, абсолютная элегантность, непременная женственность и бесспорный вкус. А его история такая же удивительная, как и неповторима. Она, как и положено, имеет свое начало и свой конец. И свои роковые случайности, без которых мы с вами никогда не узнали бы настоящего Диора.

"Женщины инстинктивно понимают, что я хочу сделать их не только красивыми, но и счастливыми"

Он родился 21 января 1905 года в Гранвилле, небольшом порту на Ла Манше, в семье, которая могла бы претендовать на звание классической буржуазной семьи своего времени. Он рос в доме с видом на море, с тенистым садом, за которым ухаживала его мать, с братьями и сестрами, которых воспитывали няни. К тому же, у него был дядя министр - Люсьен Диор, отец - Морис Диор, который сделал состояние на удобрениях, и, наконец, мать - Мадлен, которая имела особый талант правильно пользоваться этим состоянием. Будущее молодого Кристиана казалось предопределенным. Однако с раннего возраста будущий кутюрье проявлял интерес и стремление отнюдь не к коммерции, а к вещам более изощренным. Он мог бесконечно восхищаться природой, цветами в саду, что мадам Диор обустроила у дома. В глубине сада - любимый уютный уголок, где маленький Кристиан нередко проводил свое время. Собственно говоря, место, где жила семья Диор, вряд ли можно назвать домом в привычном понимании этого слова. Это - настоящее произведение архитектурного искусства. Вилла под названием Ремс (теперь там музей Диора) и по сей день стоит на том же месте в Гранвилле, она помнит маленького Кристиана, который носился по двору, играя со своими братьями. Что ни говорите, а по возрасту он был вторым, и в его обязанности входило присматривать за младшими.



Особый талант оказался у Кристиана к рисованию. А выяснилось это довольно забавно. В Гранвилле в свое время активно проводили карнавалы. Толпы ряженых с шариками, в ярких костюмах - это зрелище смущало воображение мальчика. Он развлекался тем, что рисовал увиденное, а нередко и сам любил, переодевшись, выбежать на улицу, когда по ней следовала колонна, и затеряться в пестрой толпе разряженных демонстрантов. Кто мог предположить, что из этого мальчишки в будущем вырастет человек, чье имя войдет в историю французской моды!

Желание вступить в Академию искусств для Кристиана было вполне закономерным. Однако это его желание, заметим, отнюдь не согласовывалось с той карьерой, которую мысленно готовили ему родители. Заявление сына вызвала волну протеста. А поскольку молодой Диор воспитывался в семье, где воля родителей всегда должна беспрекословно выполняться, ему пришлось согласиться вступить в школу, где преподавали политические дисциплины (мать Диора всегда мечтала видеть его дипломатом), хотя он и не пропускал возможности прогулять несколько уроков.

Впрочем, полученный в школе опыт не пропал даром. Кристиана захватил Париж, куда он попал впервые. Большой город завлекал его и предлагало множество соблазнов. Это была эпоха пикников на мансардах домов, спектаклей с участием российского балета, посещения галерей абстракционистов, встречи с артистической богемой. Молодой Диор вошел в круг, где вращались художник Кристиан Берар, музыкант Анри Соге, литератор Морис Сак. Сам Кристиан понемногу изучал музыку, интересовался живописью, проявлял определенный интерес к авангарду. Так было до того момента, пока юноша, наконец, не умудрился завалить свое обучение в школе. Отец Кристиана, поняв, что его сын не очень расстроен, решается на шаг, который для него самого, возможно, остался полной загадкой: он финансирует содержание картинной галереи сына. Отныне Кристиан сам вынужден зарабатывать себе на жизнь. Кто знает, если бы все было хорошо, может, Кристиан Диор никогда не стал бы тем Диором, которым знаем его сегодня мы. Однако волею судьбы он попал в такие обстоятельства, которые со временем сделали из него то, что сейчас называют феноменом Haute Couture.



Ему пришлось много пережить. Это была черная полоса в жизни Кристиана. Некоторое время он был безработным и перебивался случайными заработками, подрабатывая по объявлениям в газетах. Случалось, ему нечем было платить за жилье, и он ночевал у своих друзей, знакомых своих друзей, иногда меняя место жительства почти каждый день. В конце концов, он заболел туберкулезом. Именно в этот момент судьба подарила Кристиану шанс начать новую жизнь. Ему предложили заняться рисованием. А почему бы и нет! Диор даже решил взять несколько уроков. Но уже тогда его эскизы отличались особой привлекательностью и были не похожи на остальных: изображенные на них модели женской одежды отличались от того, что все привыкли видеть. Диор продавал рисунки направо и налево, пока наконец его не пригласили поработать Модисто Пиге. Потом - работа у Люсьена Лелонга. Вроде все в порядке. Но Диора в его 40 лет больше всего угнетает то, что он не может найти себе достойного применения. Он все время на вторых ролях. Почти все его друзья уже имеют свой бизнес. Его однокашник по работе в Лелонга Пьер Бальмен успел открыть собственный Дом, Берар преуспел в своем Tout le Paris, Кокто и вовсе не нуждался самоутверждения. На что оставалось ждать Диор? Он почти наверняка знал, что ему нужно. Именно в этот момент судьба дает ему новый шанс, сведя с Марселем Буссаком, крупным текстильным магнатом того времени. После первой же встречи Диора удалось убедить одного из самых могущественных людей Франции поддержать главный замысел его жизни - финансировать собственный Дом моды. На тот момент среди общего многообразия Диор чувствовал веру в свои силы как никто. Его звездным часом стал день 12 февраля 1947.


 

"Никому не известный накануне, Кристиан Диор проснулся знаменитым", - писала редактор журнала "Elle" Франсуаза Жиро. Как и многие присутствующие на первом дефиле Диора, она не поверила своим глазам. Как можно было осмелиться создавать моду такого рода? На подиуме появилась первая манекенщица. Шлейф ее юбки, очень пышный, казалось, поднимет в воздух все пылинки с подиума. "Какой силуэт!" - Прошелестело по рядам. В этот момент на подиуме появилась вторая, третья модель, и снова зал ахнул. Длинные юбки, приталенные силуэты, профиль корсета, который выступает, - это то, от чего не заскучаешь на показе. Помрачневшие зрительницы, одетые в короткие юбки и пиджачки с квадратными силуэтами, нервно задергали края своих юбок. Они никак не ожидали увидеть такое. Они и не подозревали, что увиденное сегодня станет вскоре предметом восторга всех француженок, да и не только их.

 



Тем, кто так и не понял, что смелого было в показе Диора, следует рассказать. В стране, в то время парализованной забастовками (250000 забастовщиков только в Париже и около трех миллионов - по всей Франции), в стране, где царила нефтяной кризис, в стране, где не хватало угля для отопления домов, предлагать моду такого рода было подобным провокации. Какая муха укусила Диора? О чем думает этот кутюрье? Наверное, тогда многие задавали себе эти вопросы. Многие, но не сам Диор. Кинохроники того периода фиксировали удивительные сцены на улицах Парижа - женские драки. До сих пор в качестве наглядного примера рассказывают историю о том, как домохозяйки на улице Лелик с 18-го округа буквально неистовствовали, увидев женщин, одетых в шикарные дорогие платья из коллекции. Они начинали ссоры с теми, кто все-таки решился появиться среди людей в неприлично шикарном к тому времени наряде.



Одним из принципиальных шагов месье Диора отношению к бизнесу было решение работать не только на французском рынке, но и за рубежом, - в Америке. Там, по крайней мере, не устраивали таких скандалов и сцен, как в Париже. Карамель Сноу, патронесса журнала "Harper's Bazaar", первой поздравила кутюрье с его успехом: "Это настоящая революция в мире моды, мой дорогой, Ваши платья выглядят совершенно по-новому, это настоящий New Look". С тех пор это понятие стало в мире моды общим именем, символом чего-то элегантного и изящного. Следует заметить, что решение развернуться на американском рынке было продиктовано непростой ситуацией во Франции. Послевоенная Европа была обеспокоена кризисом становления, в отличие от Америки, которая была знакома с проблемами войны только по рассказам. Женственные силуэты Диора внесли приятное разнообразие по сравнению с американским минимализмом и его цветом хаки. Диор, оставаясь настоящим европейцем, сделал правильный расчет - он понял, чего не хватает американкам: им были незнакомые ощущения роскоши, вкус к элегантности, их буквально захлестывал примитивизм в манере одеваться. В лице Диора американские леди получили своего преданного сообщника. Показательным является тот факт, что за первые пять лет деятельности половина всех обращений Дома Dior приходилась именно на Америку. Позже появились Мексика, Канада, Австралия, Англия. В 1947 году Дом Dior выпустил свои первые духи "Miss Dior", за ними - "Diorama" и "Diorissimo". Сам Диор так говорил о своих произведения: "Духи - это открытые двери во Вселенную. Вот почему я стал парфюмером".


За сравнительно короткое время Дом моды стал целой империей по комплексному производства не только одежды, но и аксессуаров. Компания, которая состоит из 8 компаний и 16 фирм, объединенных друг с другом, где работают 1700 сотрудников, стала наглядной моделью "для тех, кто хочет добиться успеха". У Диора никто не слышал таких высказываний, как "лицензия марки", "типовой договор" и другие.


История Дома Dior является знаменательным и в плане людей, которые имеют отношение к ней. В свое время там работал такой мастер, как Пьер Карден, который помогал в создании первой коллекции Диора. Жан Луи Шерерр проходил там стажировку. 1955 в Дом пришел Ив Сен Лоран, который после смерти Диора стал креативным директором Дома. В 1960-м его сменил Марк Боан, которого в 1989 на этом посту сменил свою очередь Джан Франко Ферре. К тому времени Домом уже владел концерн LVMN (Louis Vuitton Moet Henessy), в состав которого сейчас входят такие Дома, как Givenchy, Christian Lacroix, Celine, Kenzо - всего их около десятка. Затем по очереди были Маккуин и, наконец, Гальяно. Быть частью чего-то большего в наше время - это не просто тенденция. Это что-то вроде известного изречения: "Нельзя жить в обществе и быть свободным от него", что в перефразировании звучало как: "Когда ты существуешь в современном бизнесе, очень трудно остаться независимым". Так же произошло и с Домом Dior. Впрочем, это отнюдь не ограничивает прав самого Дома. Его нынешний хозяин Бернар Арно, глава империи LVMN, всех своих подопечных, похоже, наибольшее предпочтение отдает именно Дому Dior (он и его жена - неизменные гости на всех его дефиле). Но на вопрос журналистов, правда ли это, он, улыбаясь, уклоняется от ответа.

Теги Статьи
Комментарии
0 Комментариев
Оставить комментарий
Отправить
Внимание
Внимание
Внимание
Задать вопрос
?
Для этой страницы есть подсказки
ПОКАЗАТЬ ПОДСКАЗКИ
Не показывать больше это сообщение тут
Восстановить пароль